• Поясной ремень.
  • Вербовочные Бесседы
  • Так выглядели похоронки
  • Бронетанковые войска СССР (вос...
  • Командир ЭМЧИ, продолжение
    Ребята, там такая каша была! Обстановка менялась не по дням, а по часам. Мы окружили Корсунь-Шевченковскую группировку немцев, они стали прорываться, с внешнего кольца немцы тоже по нам ударили, чтоб помочь вырваться из кольца своим. Бои были такие тяжелые, что за одни сутки Тыновка несколько раз переходила из рук в руки.
  • Бронетанковые войска СССР (вос...
  • ВВС СССР (воспоминания ветеран...
    В мае 1942 г. по окончании Харьковского военного авиационного училища связи, эвакуированного в Ташкент, а затем в Коканд, я в звании мл. лейтенанта был направлен на Карельский фронт в 17 ГШАП (командир полка Герой Советского Союза В.И. Белоусов). Меня назначили начальником связи эскадрильи, а позже адъютантом эскадрильи. Полк базировался на аэродромах Подужемье, Африканда, Лоухи. Личный состав начал переучиваться на самолёты Ил-2.
  • БАБИЙ ЯР.А было ли что?
  • МИФ О ХОЛОКОСТЕ
  • Пехота РККА (воспоминания вете...
    В квадратных касках, с засученными рукавами, с автоматами в руках немцы идут цепью от деревни, давая очереди, и то там, то там вылезают из своих схоронок наши солдаты. Лешка падает на меня:
    - Они совсем близко!
    Прячем винтовки под солому, и уже над нами звучит:
    - Русь! Лёс, лёс!
22:16
Хорст Вессель
Хорст Вессель
 
Самый известный (наряду с «рыжим петухом» Гейнцем Майковским) из «мучеников Движения, засвидетельствовавших своей кровью верность НСДАП», Хорст Вессель, родился 10 января 1907 г. в городе Билефельда в семье лютеранского священника. После переезда семьи пастора Весселя в Берлин Хорст Вессель окончил гимназию. В знак протеста против своего мещанского происхождения и окружения молодой человек очень рано увлекся политикой. Уже в 1922 году Хорст Вессель вступил в 21-ю местную группу «Кронпринцесса» (Kronprinzessin) организации «Орден Бисмарка» (Bismarck-Orden). «Орден Бисмарка» являлся молодежной организацией Немецкой (Германской) Национальной партии (Deutschnationale Volkspartei), которую, на момент вступления в нее Хорста Весселя, возглавлял Вильгельм Кубе (в будущем – нацистский гауляйтер и наместник Гитлера в оккупированной Белоруссии в годы Второй мировой войны). В рамках выполнения своих обязанностей по охране помещений, в которых проводились политические мероприятия ННП, Хорст Вессель весной 1924 года вступил в контакт с союзом «Викинг» (Wiking-Bund) капитана Эргардта. Союз «Викинг» в описываемое время являлся центром притяжения для бывших чинов сыгравшей решающую роль в монархическом «Капповском путче» 1920 г., направленном на свержение правительства Веймарской республики, Военно-морской бригады Эргардта (эмблемой которой являлся крюковидный крест-свастика на стальном шлеме). Наряду с бывшими чинами «бригады Эргардта», Хорст Вессель завел знакомство с бывшими террористами из рядов секретной организации «Консул» (ОК), также возглавлявшейся Эргардтом (скрывавшимся под псевдонимом «консул Эйхман»). На счету ОК числились, между прочим, убийство лидера католической партии Центра Маттиаса Эрцбергера (активного сторонника выполнения Германией условий грабительского Версальского договора) и имперского министра иностранных дел Вальтера Ратенау. Активность сторонников Эргардта, выгодно отличавшаяся в глазах Весселя от реакционного характера Немецкой Национальной партии, произвела на него неизгладимое впечатление. Поэтому он, несмотря на последовавшее вскоре награждение серебряным почетным знаком ННП, одновременно вступил и в союз «Викинг». Когда об этом стало известно руководству ННП и Ордена Бисмарка, в июле 1924 г. был дан ход процессу исключения Весселя из Ордена (который, впрочем, скоро был приостановлен). Формальным поводом к исключению послужил факт появления гимназиста на мероприятии Ордена Бисмарка в коричневой национал-социалистической угниформе (которую в те годы нередко носили и сторонники Эргардта, не состоявшие в рядах НСДАП).

Несмотря на приостановление процесса исключения, разрыв Весселя с Орденом Бисмарка и ННП стал неминуем. 12 февраля 1925 года Хорст Вессель покинул ряды Ордена Бисмарка и целиком посвятил свои силы и время союзу «Викинг». Этому не помешало и его поступление на юридический факультет Берлинского университета 19 апреля 1926 г. Ровно через месяц после этого знаменательного события союз «Викинг» был запрещен в Пруссии, поскольку его земельный вождь (ландесфюрер) Зоденштерн, якобы, принял участие в подготовке государственного переворота (впрочем, начатое судебное расследование было свернуто за недостатком доказательств).

Оказавшийся в состоянии политической «неприкаянности», неспособный удовлетвориться только лишь членством в студенческой корпорации (практиковавшей втайне, вопреки запрету властей, дуэли между студентами), Хорст Вессель был недоволен и временным альянсом Эргардта с реакционным союзом солдат-фронтовиков «Стальной шлем», в рядах которого были ярко выражены тенденции к реставрации монархии. Более привлекательной альтернативой он счел берлинские штурмовые отряды (СА) гитлеровской партии НСДАП, в рядах которых Гейнц Гауэнштейн, известный бывший командир белого добровольческого корпуса и первопроходец северогерманского национал-социалисттического движения, как раз в описываемое время собирал вокруг себя социал-революционные элементы, находившиеся в оппозиции к берлинскому гауляйтеру Шмидике и командиру СА Далюге (будущему видному чину СС, СД и соратнику Гейдриха). Несмотря на господствующую в берлинском гау анархию Хорст Вессель в октябре 1926 г. вступил в берлинский штурмовой отряд (СА).

1 ноября 1926 г. руководство распадающегося национал-социалистического гау Берлина перешло в руки доктора Йозефа Геббельса - левого нациста, бывшего секретаря Грегора Штрассера. Геббельс сразу же принялся за реорганизацию своего охваченного кризисом гау. Вопреки широко распространенному мнению, Хорст Вессель не был в восторге от способностей своего нового гауляйтера (возможно, потому, что Геббельс сразу же оттеснил Гауэнштейна на второй план). Однако, невзирая на все сомнения, Вессель в декабре 1928 г. стал обладателем партийного билета НСДАП. Прямой, лишенный и намека на преклонение перед авторитетами, характер Хорста Весселя стал причиной неоднократных разговоров начистоту с гауляйтером Геббельсом (соответствующие дневниковые записи до нас не дошли). Возможно, причиной этих контактов явился тоглашний интерес нового гауляйтера Берлина к Национал-социалистическому союзу студентов, членом и одним из ведущих активистов которого являлся Хорст Вессель. Неизгладимое впечатление произвело на последнего участие в 3-м Имперском партийном съезде НСДАП, проходившем в августе 1927 г. в Нюрнберге, в рамках которого велись яростные дискуссии вокруг союза студентов.

С началом зимнего семестра 1927-1928 гг. подающий большие надежды студент-правовед на один семестр перешел в Венский университет. Параллельно он получил от своего гауляйтера задание ознакомиться с работой австрийских национал-социалистов среди молодежи. У Весселя имелись все необходимые предпосылки для выполнения этого задания и необходимый практический опыт, накопленный им в период руководства подразделением Союза Германской Рабочей Молодежи (Bund Deutscher Arbeiterjugend), переименованной впоследствии в «Гитлеровскую молодежь» (Hitlerjugend, HJ). В период своего пребывания в Вене Хорст Вессель принял участие в срыве премьеры джаз-оперы „Джонни играет» (Johnny spielt auf) – национал-социалисты считали джаз «негритянской вырожденческой музыкой». Характерно, что в письме другу от 20 февраля 1928 г. Вессель подчеркивал образцовую организацию венского национал-социалистического гау (в отличие от берлинского). По завершении своего венского семестра Хорст Вессель отказался от дальнейшего изучения юриспруденции и возглавил уличную ячейку (штрассенцелле) СА на берлинской площади Александерплац, входившую в состав 1-го штурма (батальона) 4-го штандарта (полка) СА, отличавшегося ярко выраженными социал-революционными настроениями. Среди других вождей штурмовиков он выделялся своим незаурядным талантом оратора-пропагандиста. Так, например, 15 января 1929 г. Вессель на митинге в берлинском пригороде Фриденау посрамил в дискуссии всех выступивших против него ораторов из рядов Немецкой Национальной партии, после чего в разговоре с Геббельсом высказал свое разочарование недостатком активности членов СА. Геббельс сделал в своем дневнике следующую запись: «Я стою перед дилеммой. Если мы станем проявлять в Берлине активность, наши люди здесь камня на камне не оставят». Они стали регулярно встречаться. В ходе этих встреч Вессель и Геббельс обсуждали, прежде всего, отношения межэду НСДАП, Немецкой Национальной партией и «Стальным шлемом», а также вопросы национал-социалистической революции. Подобно Весселю, Геббельс не испытывал особого восторга по поводу провозглашенного Гитлером в апреле 1929 г. курса на сближение в буржуазной правой и перехода к парламентской борьбе. «Надо же такому случиться именно сейчас, когда необходимо, прежде всего, сохранить нервы. Это просто невыносимо. Как же много еще мещан осталось в нашей партии! Диктуемый нам из Мюнхена курс становится порой невыносимым. Я еще не готов к заключению гнилого компромисса. Я буду продолжать идти прямым путем, даже если это будет стоить мне моего личного поста и положения. Порой я начинаю сомневаться в Гитлере…Да и в группах СА возникают серьезные волнения». После одной такой беседы берлинский гауляйтер решил самостоятельно, без санкции фюрера, развернуть борьбу с «немецко-национальной реакцией», хотя Гитлер оставил направленный ему соответствующий запрос без ответа. Эта кампания, и, прежде всего, участие берлинских национал-социалистов (возможно, по предложению вождя «левых нацистов» Отто Штрассера) во всенародном референдуме против принятия плана Юнга, была воспринята мюнхенским Имперским руководством НСДАП как удар в спину. По этому поводу «левый нацист» Бодо Узе (бывший фрейкоровец и единомышленник Хорста Весселя) заявил: «Гитлер заставил молодые армии коричневорубашечников идти в одной связке с теми, кого мы каждодневно страстно обличали за то, что они своей страстью к наживе оскверняли имя нации, с преисполненными сословной спеси отвратительными ракообразными, вечно пятящимися назад! В решающий час, когда возникла необходимость перенести борьбу за пределы законодательного поля этого государства, он направил свои стопы на мирные пажити Веймарской демократии и, в компании прожженных авантюристов, для которых нация всегда была лишь ширмой для прикрытия их темных делишек, обратился к народу с неискренним, насквозь лживым вопросом. В тот момент, когда казалось необходимым совершить нечто опасное, Гитлер предпочел вести беспроигрышную игру. Он заключил союз с реакционерами и с недовольным капиталом». Этот путь привел его к Гарцбургскому фронту, к преследованиям левых элементов в рядах собственной партии и беспартийных национал-социалистов в период Третьего рейха. Кульминацией стала «Ночь длинных ножей» 30 июня 1934 г. С 1 мая 1929 года Хорст Вессель служил партии на посту командира труппа (роты) СА в берлинском районе Фридрихсхайн. На базе своего труппа он со временем развернул 5-й штурм (батальон) СА. Среди его штурмовиков было немало бывших бойцов прокоммунистической организации «Союз Красных фронтовиков» (Ротфронт) и коммунистов, что выразилось в создании оркестра волынщиков (такие оркестры существовали лишь у одной из партий «Веймарской республики» – КПГ). Студент-штурмовик сочинил песню «Знамена ввысь» («Знамена Гитлера над баррикадами»), ставшую известной как «Песня Хорста Весселя» и считавшуюся впоследствии (с текстом, несколько «смягченным» по приказу начальника штаба СА капитана Эрнста Рема – так, например, слова: «Скоро знамена Гитлера взовьются над баррикадами» были заменены на более «нейтральные»: «Скоро знамена Гитлера взовьются над всеми улицами») партийным гимном НСДАП и «вторым государственным гимном» Третьего рейха. После первого, не вызвавшего особого резонанса, исполнения в небольшом городке Франкфурт-на-Одере, 6 сентября 1929 г. состоялась подлинная «премьера» песни Хорста Весселя в Берлине. Вскоре после этой «премьеры» текст и ноты песни были опубликованы в геббельсовской газете «Ангрифф» (Атака). Однако к этому времени Хорст Вессель стал отходить от партийной работы. С одной стороны, это объяснялось его разочарованностью все более пробуржуазным курсом Гитлера, с другой – влюбленностью в бывшую проститутку Эрну Еннике, которой он надеялся показать путь к новой жизни. Возлюбленные поселились на квартире у вдовы Зальм по адресу: Берлин, Гроссе Франкфуртер штрассе, дом 62. Со временем между Хорстом и Эрной участились ссоры. После одной из этих ссор она вспомнила о дружках своего покойного мужа, являвшегося при жизне активистом Союза Красных фронтовиков.

Жизнь национал-социалистического активиста в Берлине 30-х гг. ХХ века была преисполнена опасностей. Как вспоминал впоследствие доктор Йозеф Геббельс: «Кто вступал в СА в Берлине, тот оказывался как бы вне закона. Его жизненный путь превращался в узкую тропку между полицией и чернью. И на этом пути ему надлежало выстоять или пасть».

14 января 1930 г. «летучий отряд» Ротфронта во главе с сутенером-коммунистом Альбертом («Али») Гёлером выехал «разобраться» с Хорстом Весселем. Первоначально предполагалось ограничиться «пролетарским внушением» лидеру штурмовиков. Но случилось непредвиденное. Оказалось, что Гёлер хорошо знал Эрну Еннике еще по ее прошлой жизни, и теперь в нем неожиданно проявилось такое «непролетарское», «мелкобуржуазно-собственническое» чувство, как ревность. Совершенно неожиданно для своих сотоварищей «Али» достал «из широких штанин» пистолет и в упор выстрелил в Весселя, которому пуля попала в рот. 23 февраля 1930 года Хорст Вессель скончался после долгой и мучительной агонии. Гауляйтер Геббельс (искренне потрясенный случившимся и. возможно, мучимый муками совести – ведь речь шла о таком же, в сущности, как он, представителе «левого партийного крыла»!), вопреки возражениям мюнхенского Имперского руководства НСДАП, решил превратить Весселя в «мученика Движения». Уже 26 февраля вышел спецвыпуск газеты «Ангрифф», посвященнный Хорсту Весселю. 1 марта состоялись торжественные похороны вождя берлинских штурмовиков на кладбище при берлинской церкви Святого Николая (Николаикирхе), где служил священником отец покойного. С речами на похоронах выступили сам доктор Геббельс, Верховный вождь СА (Оберстер СА-фюрер) Франц Пфеффер фон Заломон, штандартенфюрер (полковник) СА Бройер и два представителя Национал-Социвалистического Союза студентов. Гитлер на похоронах отстутствовал, что явилось лишним свидетельством обострения отношений между берлинским гау и партийным руководством НСДАП, «окопавшимся» в Мюнхене. Вместо Берлина фюрер НСДАП предпочел удалиться в Берхтесгаден на очередное совещание. Во время похорон коммунисты неоднократно нападали на собравшихся, учиняли всяческие бесчинства и, намекая на связь покойного с Эрной Еннике, кричали хором: «Последнее «Хайль Гитлер!» сутенеру Хорсту Весселю!». В ответ на холодную отстраненность Гитлера Геббельс 4 апреля в свое речи, произнесенной в берлинском Дворце спорта, демонстративно неоднократно приводил революционные цитаты из «Песни Хорста Весселя». 26 сентября 1930 г. убийцы Хорста Весселя были приговорены к многолетнему тюремному заключению. Самый суровый приговор (шесть лет и один месяц лишения свободы) был вынесен «Али» Гёллеру. Разумеется, штурмовики остались недовольны приговором, вынесенным красным убийцам (которых расплата постигла в 1933 году, когда штурмовики взяли тюрьму штурмом). Когда в начале 1931 г. восточно-эльбские отряды СА во главе с майором Штеннесом (Стеннесом) подняли бунт против мюнхенского руководства НСДАП, они отказались вступить в «Боевой союз против фашизма» (Kampfbund gegen den Faschismus), хотя ряды последнего были открыты и для «неорганизованных» (не состоящих в НСДАП или вышедших из нее) национал-социалистов. Бунтовщики сторемились создать независимую от мюнхенского партийного штаба Гитлера северогерманскую НСДАП во главе со своим собственным фюрером - Отто Штрассером, однако их планам не суждено было осуществиться. Не совсем ясную роль в этой афере сыграл гауляйтер Геббельс (возможно, связанный с бунтовщиками Штеннеса).

Но и после провала этой аферы, грозившей ему переводом «на периферию» (в Вену), Геббельс продолжал неустанно создавать «культ личности» своего бывшего собеседника. 15 августа 1931 г. он, к примеру, провел в Берлине торжественную ценремонию освящаения знамен нового 5-го штандарта (полка) СА «Хорст Вессель». В июле 1932 г. в партийном издательстве НСДАП вышла книга «Хорст Вессель – жизнь и смерть», а осенью того же года – роман Ганнса Гейнца Эверса «Хорст Вессель», изданный тиражом в 30 000 экземпляров (и разошедшийся всего за несколько недель).Впавший в опалу «левый нацист» Отто Штрассер также пытался составить себе политический капитал на имени Хорста Весселя, объявив покойного своим стопроцентным единомышленником. 30 октября 1932 г. в печатном органе штрассеровского «Боевого союза революционных национал-социалистов» - «Черный фронт» („Die Schwarze Front") вышла статья, посвященная «памяти революционного национал-социалиста Хорста Весселя».

В сентябре 1933 года, по распоряжению имперского министра народного просвещения и пропаганды и при деятельном участии обергруппенфюрера СА Его Императорского и Королевского Высочества принца Августа-Вильгельма Германского и Прусского (сына Кайзера Вильгельма II) был снят полнометражный художественный фильм «Ганс Вестмар – один из многих», фактически посвященный жизни и смерти Хорста Весселя. В массовых сценах фильма снимались бойцы СА из 5-го штурма, которым командовал Хорст Вессель.

В годы «Европейской Гражданской войны» 1939-1945 гг. имя Хорста Весселя было присовено одной из дивизий СС.
Категория: Имена.. | Просмотров: 1503 | Добавил: Егор
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]