• Поясной ремень.
  • Вербовочные Бесседы
  • Так выглядели похоронки
  • Бронетанковые войска СССР (вос...
  • Командир ЭМЧИ, продолжение
    Ребята, там такая каша была! Обстановка менялась не по дням, а по часам. Мы окружили Корсунь-Шевченковскую группировку немцев, они стали прорываться, с внешнего кольца немцы тоже по нам ударили, чтоб помочь вырваться из кольца своим. Бои были такие тяжелые, что за одни сутки Тыновка несколько раз переходила из рук в руки.
  • Бронетанковые войска СССР (вос...
  • ВВС СССР (воспоминания ветеран...
    В мае 1942 г. по окончании Харьковского военного авиационного училища связи, эвакуированного в Ташкент, а затем в Коканд, я в звании мл. лейтенанта был направлен на Карельский фронт в 17 ГШАП (командир полка Герой Советского Союза В.И. Белоусов). Меня назначили начальником связи эскадрильи, а позже адъютантом эскадрильи. Полк базировался на аэродромах Подужемье, Африканда, Лоухи. Личный состав начал переучиваться на самолёты Ил-2.
  • БАБИЙ ЯР.А было ли что?
  • МИФ О ХОЛОКОСТЕ
  • Пехота РККА (воспоминания вете...
    В квадратных касках, с засученными рукавами, с автоматами в руках немцы идут цепью от деревни, давая очереди, и то там, то там вылезают из своих схоронок наши солдаты. Лешка падает на меня:
    - Они совсем близко!
    Прячем винтовки под солому, и уже над нами звучит:
    - Русь! Лёс, лёс!
22:19
(Дневник.) продолжение. Ноябрь1943 год. Кривой Рог

Еще вечером правее сзади и левее впереди доносились до нас звуки боя. Не успели закрепится, а уже поползли слухи что уходим. Да не слухи а правда. На высоте было слышно, как всю ночь двигалась пехота в тыл, шумели моторы. В штабе все ждали приказа с минуты на минуту. Смотрели на телефон. Связь есть, приказа нет. Говорили, вот так рассветет, все уйдут, вокруг немцы да мы. Тут - это верная смерть. В сорок первом, можно было лесами уйти, а тут куда? Степи да курганы. Поступило донесение, что стали прибывать, и закрепляться тут части выведенные из прорыва. Они рассказывали, что вчера в ЛОЗОВАТКЕ уже были немецкие танки, и их сотни, мост через Ингулец взорван и на том берегу осталось много наших частей. Я посмотрел карту, от ЛОЗОВАТКИ до ВОЛЬНОЙ ДОЛИНЫ километров пятнадцать. Потом сказали, что танковый удар идет по тому берегу реки в сторону НЕДАЙВОДЫ. Так или иначе, завтра они будут здесь.


Утром приказа так и не последовало. Через наши позиции продолжали отходить части. Впереди, правее нас, километрах в 10, слышно утром было, как работают катюши. Потом появились немецкие самолеты. Девятка Месстершмиттов пришла на бреющем полете, расстреливая колонны автомобилей скопившихся на дороге у моста через ручей в конце деревни, разворачивалась почти над нами, и заходили опять. Это все происходило в километрах двух от нас. Нам было видно, как маленькие черные точки побежали от машин. Движение застопорилось. В колонне собрались и простые полуторки и наши грозные «катюши». На смену первой девятки появилась вторая. Затем третья. Мы ждали, что вот-вот, откуда-нибудь, появятся немецкие танки, и переживали за наших товарищей. Мы понимали, что счет, наверное, шел на минуты. Прибежал ст. лт. Овчаренко. Все! Команда! Отходим! Идем видим, как по обратную сторону противотанковых рвов спешно роют траншеи, натягивают проволоку, зарывают в землю танки. Ночью того же дня пришли под г. ПЯТИХАТКИ. Приказали закрепляться на немецких позициях. Пошли дожди. Дороги развезло. Немцев так и не дождались. Все. Выдохлись фрицы. 4 Ноября бригада заняла оборону на Руднике ШВАРЦ. Уже всем стало ясно, что контрнаступление у противника провалилось. Наш политрук собрал 4 числа вечером коммунистов, и сказал, что теперь наша очередь наступать. К празднику Октябрьской революции освобождение Кривого Рога должно стать подарком нашему народу и партии. Местность мы теперь знаем. Да и стояли у ворот города, пока временно не отошли. Одним словом пятого числа Ноября – наступление. Но приказа на наступление не последовало.
Это значило, что будем Кривой Рог брать тактически. Пока оправлялись - выяснилось, что не все части смогли отступить со своих позиций, а немцы двигаясь танковыми клиньями, оставляли их в тылу, надеясь разобраться с ними как скинут нас в Днепр. Теперь, когда все закончилось, и танки откатили обратно, никто особенно не понимал, что там впереди, и точно, кто где. Начав утром седьмого числа наступление, мы к 9 числу подошли к ХУТОРУ КРАСНЫЙ. Несколько дней подряд шел дождь, почва промокла настолько, что подбитая на склоне «пантера» поползла по грязи вниз, чуть не раздавив пулеметный расчет и пехотинцев в ходе сообщения, ниже по склону. Готовимся к утренней атаке. Хутор расположен за склоном, на той стороне холма. Наш батальон средний, справа первый, слева третий. С вечера пристреляли склон. Утром расчет был на туман, но тумана почти не было. Прям, перед рассветом опять пошел дождь и видимость улучшилась. Наша задача поддерживать наступающую пехоту. После недолгого минометного обстрела пехота пошла. Мы из всех наших пулеметов начали поливать траншеи противника поверх голов наших бойцов. Слева и справа батальоны тоже пошли. То ли мы так хорошо подавляли противника, толи немцев перед нашим МСБ было меньше, но получилось так, что соседи слева и с права закопались. Прилипли к земле. Залегли, а наши бойцы, уже лезли по склону войдя в мертвую зону фрицев. Немцы драпанули с высоты. Ушли балкой. Пулеметы стали выдвигаться наверх.
Пехота ворвалась на их позиции и пошла дальше вниз к хутору. Вот тут случилось нехорошее. Немцы решив, что оба других батальона залегли, перенесли весь пулеметный огонь на 2МСБ. Фланговый огонь самый страшный. Пробежав по склону, и оставив на нем убитых и раненных, пехотинцы проскочили в деревню и спрятались, кто, как мог от смертельного огня. Постепенно противник перенес частично огонь на подавление наших пулеметов. Я принял решение, отвести пулеметы чуть за склон и влево, чтоб прикрыть первый МСБ, уплотнить огонь по кургану напротив них, где сидели фашисты, и дать им возможность выполнить задачу. У нас это получилось. Как только пулеметный мы открыли стрельбу, пехотинцы почувствовали, что немецкий огонь ослабел, поднялись в атаку и через некоторое время курган был взят. Оттуда фланговым огнем, а мы прям с холма напротив, стали прикрывать наш второй батальон.
В этот же момент, откуда то сзади нас, из за холма, по немцам начали стрелять полковые минометы. Кто-то наблюдал за боем и дал команду минометчикам. Били они достаточно неточно. Взрывы ложились прям на склон, но ближе к траншеям противника. Но надымили минометчики знатно. Солдаты поняв, что фланговый огонь ослаб, и что до мертвой зоны склона не так далеко тоже поднялись в атаку. Немцы не выдержали и побежали. Высота напротив третьего батальона была не высокой и, поняв, что их соседей справа уже нет, фрицы драпанули и оттуда.
Когда мы вошли на высоту, которую уже заняли наши пехотинцы, мы увидели, что до этого несколько дней назад тут оборонялась какая-то наша часть. Видны были следы боя. Убитые наши солдаты, были сброшены в несколько воронок с лева от траншеи. А ниже по склону в промоине, рядком лежало еще 12 человек. Они, наверное, сдались и немцы их расстреляли. Это было наукой для многих, чтоб драться до последнего патрона. Мы ждали контратаки, и с нами вообще не было артиллерии но мы понимали, и надеялись что земля настолько раскисла, что тяжелые немецкие танки просто не смогут сейчас подняться по южному более крутому склону.

Ноябрь1943 год. Кривой Рог. Высота 147.2
Только к ночи прибыла еда. Машина ее перевозившая застряла в нескольких километрах от занятых нами позиций, И пришлось посылать бойцов с термосами, которые обернулись обратно только к ночи. Обычно когда берешь чужие позиции бывает что есть чем поживится, а тут шаром покати.
Утром нас вывели в ближайший тыл. Нас сменила совсем другая часть, даже не нашей дивизии. Тут только пересчитались. В батальоне не доставало 27 человек, убитыми и ранеными. Затем маршем нас отправили в тыл, на исходную точку в рудник Шварц. Там мы провели вдали от боев две недели. Два раза мылись в бане, ремонтировали мат. часть. У нас во взводе был один трофейный пулемет итальянского производства, который использовали вместо вышедшего из строя пулемета Максим. Он был легче, точнее, но имел ряд недостатков. Боепитание осуществлялось при помощи специальных пластинок, на 20 патрон в каждой. Пулемет гильзы не выбрасывал, а вставлял на прежнее место. По этому - нужно было руками выковырять каждую гильзу из пластины, и на ее место вставить патрон. Два человека занимались набивкой этих пластин, а один стрелял. У нас был целый сидор набитый патронами и еще ведро. Сидор мы почти за время боев расстреляли, и я надеялся, что нам поменяют этот пулемет на новый пулемет системы Горюнова, но вместо этого нам выдали еще итальянских патронов.

23 ноября Подполковник Хрястов передал командование бригадой подполковнику В.Е. Парфенинко. Нач. штабом был назначен капитан Муханов.
24 ноября бригада мы снова были на передовой. Перед нами тот же хутор и та же высота, откуда мы выбивали немцев несколько недель назад. Артиллеристы нам рассказали, что тут были сильные бои за высоту, и неделю назад, немцы предприняли сильное наступление, и нашим бойцам не удалось удержать высоту. Немцы дальше продвинулись не сильно. Им также как и нам нужна именно эта точка, которая господствует над местностью.
25 ноября наша бригада начала новое наступление на высоту. У подножья высоты находится сад, и отдельные полуразрушенные строения. Когда мы стали подходить, еще издали фашисты открыли ружейно-пулеметный огнь. Не стали дожидаться пока мы подойдем ближе. Значит врагов там не много, и они нервничают, хотят напугать нас, залечь на расстоянии. Мы засекли несколько точек, откуда работали их пулеметы и открыли огонь на подавление. Батальонам удалось продвинутся еще на сотню метров. В это время пошел сильный дождь и нам из за него стало плохо видно откуда ведет огонь противник. Стали перемещается вперед. Достигли линии где залегла пехота, стали под дождем окапываться. 2МСБ, тоже окапывался лежа.
Вода стекала в окопы превращая их в лужи и мешала окапывается. У всех шинели были в рыжей глине и мокрые насквозь. Левее нашего батальона, залегли солдаты с другой части. Там был небольшой перегибчик, который их скрывал, и те окапываться не стали, пользуясь рельефом. Мы им даже позавидовали. Вдруг из сада, вышел немецкий танк. Мы его сперва увидели потом услышали. Это стало для нас сюрпризом, так как мы не ожидали встретить тут танки. Танк пошел встык наших подразделений. Соседи, которые не окопались стали отступать. Мои два солдата, из тех, что прибыли неделю назад, хотели выскочить из окопов, но я их заставил оставаться на месте. В это время бойцы с лева стали вскакивать и бежать в полный рост в нашу сторону.
Положение создалось критическое. Видя что мои бойцы тоже готовы сорваться, я вдавил одного из них в окоп, так что вода пошла в стороны. Танк остановился, и стал расстреливать из пулеметов, бегущих, в спину. Один из солдат крича с выпученными глазами, увидел, что бежит на нас, остановился прям перед нами, выпрямился, и тут его сразила немецкая пуля. Он упал вперед, чуть не придавив нас прям перед пулеметом. Закрыв вещмешком весь обзор. Наши 45 мм орудия застряли где то в грязи и не торопились, ведь нам говорили, что тут танков нет. Я понимал, что возможно сейчас немецкая пехота пойдет в контратаку. Танк удалился от сада метров на 200. И если пехота пойдет, нужно во что бы то ни стало, ее отсечь от него. Я приказал бойцам выползти из окопа вперед и убрать убитого солдата или его сидор. Пока они копались в грязи, танк не видя поддержки, стал отступать, пятясь задом обратно в сад, стреляя из пулеметов в нашу сторону. Так мы пролежали весь день. Потом мы узнали, что наши сорокапятки заняли огневую позицию позади нас, В сумерках, в сторону сада пошел минометный обстрел.
Как стемнело, мы ворвались на немецкие позиции и находились там до 10 часов утра следующего дня. В саду колеи от танков и машин в разных направлениях были залиты водой со вчерашнего дождя. Ночью сюда подошла немецкая кухня. Мы издали слышали как что то буксует борется с грязью и медленно приближается в нашу сторону. Водитель вел машину с открытыми дверьми, а услышав русскую речь, выскочил из кабины и убежал в ночь вместе с поваром. Мы растерялись, ни у кого под рукой не оказалось оружия, и кто-то стал свистеть им в след. Машина же проехав еще метров десять уткнулась мордой в воронку, забуксовала и остановилась. В котле был теплый фасолевый суп, а в кузове много одеял и спиртное. Это все было очень во время. Ночью стало морозить. Мокрая одежда становилась мокрой и несгибаемой. На лужах появилась корка льда. Разводись огонь нельзя, даже в траншеях. Силуэты видны в отблесках пламени, А немецкие снайперы не дремлют. Мы потеряли так двоих человек в начале ноября, в Вольной Долине. Когда бойцы разожгли в яме костер, а сами стали греется возле ямы.

спасибо

Категория: Воспоминания | Просмотров: 593 | Добавил: Waffen
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]